Обвинившим Слуцкого журналисткам для сенсации не хватало дружбы политика

История с домогательствами в стенах Государственной Думе РФ почти закончена. Каждый
получил свое, но своеобразную точку во всем этом все-таки хочется поставить, как это
сделал недавно известный журналист Андрей Угланов в статье на сайте «Аргументы недели».

Конечно, справедливость восторжествовала, и Слуцкий победил. Скандал, который затеяли
журналистки, уже давно напоминал шоу с сюрпризом. Правда, последнего так и не было:
знаменитую запись в кабинете депутата так никто и не слышал, как не видели и полной
расшифровки всего разговора. Кто знает, может, пострадавшие сами вели себя так, что
приставать к ним не стал бы только мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации.

Однако есть еще бойкот, который объявили иностранные и прозападные СМИ лично Леониду
Слуцкому и всей Государственной Думе. Последней – за то, что оправдали депутата.

Да и как иначе, если доказательств его вины нет? Но бойкот продолжается, и самое
интересное в нем то, как отреагировали коллеги по профессии оскорбленных журналисток.

Мы сейчас не о тех, кто предложил за счет освободившихся мест увеличить съемочную
группу. Дело в том, что настоящие профессионалы понимают, что самую интересную
информацию, сенсацию получить можно только в одном случае – если ты лично знаком
с политиком и состоишь с ним в хороших, а лучше – дружеских отношениях.

Так о каком бойкоте может идти речь в таком случае?

Вот что справедливо заметил Андрей Угланов в тех же «Аргументах недели»:

«…Несколько слов о бойкоте Госдумы со стороны некоторых российских СМИ. Кто находится
глубоко в этой теме, знает, что быть аккредитованным в Думе – не значит практически
ничего. Настоящие матёрые журналисты такой глупости, как бойкот, не допустят, по
крайней мере не будут говорить об этом вслух – профессионалы засмеют. Дело в том,
что получить хоть что-то интересное в Думе можно в одном случае – имея давние
крепкие связи с депутатами, можно сказать – дружбу. На этом основано доверие
между «источниками» и настоящими журналистами».

Так что получаются, что оскорбленные журналистки, объявив бойкот,
только пиарились, а реально – ничем не рисковали.