Контора Никанора в квартире Пономарева Махинатор затеял схему с оспариванием обыска в своем жилище

Мы в Яндекс Новостях / Google News / Яндекс Дзен / Seldon News

28 сентября президиум МГС рассмотрит жалобу адвокатов Константина Пономарева
на обыски. Защитники считают, что следственные действия в квартире их клиента
были незаконными. Вот только веских доказательств этого не представлено, да и
само обращение выглядит банальным процессуальным трюком.

Как известно, Константин Пономарев с июня прошлого года находится в СИЗО.
Ему инкриминируют преступления, подпадающие под действие нескольких уголовных
статей: покушение на мошенничество в особо крупном размере, уклонение от уплаты
налогов в особо крупном размере, заведомо ложный донос, заведомо ложные показания.
Добывая доказательства вины обвиняемого, следствие ранее провело обыски, в том
числе и в квартире Пономарева.

Теперь его юристы настаивают на том, что следственные действия прошли не в жилом
помещении, где прописан их клиент, а в «кабинете его адвоката». При этом податели
жалобы ссылаются на некий краткосрочный договор аренды между мужчинами. Однако,
как удалось установить, квартира на момент обыска являлась частной собственностью
Пономарева и не была обременена какими-нибудь соглашениями – это доказывается
Росреестром, домовой книгой и управляющей компанией. А следователи в то время
не столкнулись ни с указаниями на то, что в помещении кто-то держит свой офис,
ни с бумагами, это подтверждающими. Они появились буквально только что.

Логика действий защиты Пономарева очевидна. Юристы опираются на УПК, предусматривающий
особые процедуры для помещений соответствующего статуса. Если жалобщики, опираясь на
это, докажут незаконность обыска, затем делом техники будет опровергнуть доводы
следствия, приговор Пономарева и, в итоге, добиться его освобождения. Ради этого
и задуман пресловутый трюк с бумагами.

Интересна фигура адвоката, который якобы «работал» в квартире обвиняемого в
уголовных преступлениях. Это Павел Казарез, ныне живущий в Лондоне и на родину
явно не собирающийся. Вместе с Пономаревым он конфликтовал с рядом крупных
компаний и госструктур – ИКЕА, «Кубаньэнерго», компанией «Главстрой-СПб» и
так далее. Спор с кубанским подразделением «Россетей» стал для Казареза, можно
сказать, судьбоносным: он попался на фиктивном документообороте, после чего,
очевидно, и предпочел скрыться в Англии.

И это не единичный случай. Максим Загорский – еще один адвокат Пономарева и еще
один человек в непростом положении. Сейчас он находится под домашним арестом:
как считает следствие, Загорский причастен к подкупу свидетелей на общую сумму
в $70 тыс., давших необходимые Пономареву показания в деле против ИКЕА. Другой
эпизод из истории сотрудничества юриста и обвиняемого: прописка первым второго
в деревенском доме на Смоленщине. Благодаря этому, Пономарев получил возможность
выигрывать иски у компаний и Федеральной налоговой службы в коррумпированном
районном суде.

Таким образом, сотрудничество адвокатов с Пономаревым может являться фактором
серьезного риска для юристов. Им может грозить что угодно – от добровольного
изгнания до проблем с правоохранителями. Тем не менее, жалоба в президиум
Мосгорсуда была подана.

В заключение стоит упомянуть еще один случай из жизни Пономарева. Однажды он
спешно сменил московскую прописку на подмосковную для того, чтобы запутать
Федеральную налоговую службу. Та провела проверку доходов махинатора и выявила
крупную недоимку на 4 млрд. рублей. Пономарев постарался создать условия для
признания данной проверки незаконной, перейдя под юрисдикцию другого
территориального подразделения службы.

В настоящий момент с помощью аналогичного маневра он собирается создать условия
для признания незаконным обыска. Вот только удастся ли? Ведь и судебная система,
и следственные органы давно в курсе уловок прохиндея.

Иван СТАРОСТИН

По материалам СМИ.

⏰ 27.09.2018 в 18:40
Контора Никанора в квартире Пономарева Махинатор затеял схему с оспариванием обыска в своем жилище