Спасение из Кувейтского плена: дождется ли Лазарева освобождения?

04.03.2019 в 18:56

Защита россиянки Марии Лазаревой, отбывающей 10-летний срок в тюрьме Кувейта по
сфабрикованным обвинениям, всерьез обеспокоена за ее жизнь. В кувейтских СМИ и
соцсетях развернулась кампания травли предпринимательницы. Надежду на справедливый
пересмотр дела дает визит в Кувейт делегации МИД РФ во главе с Сергеем Лавровым:
он состоится 6 марта.

Лазарева работала в Кувейте последние 15 лет. Вплоть до задержания в 2017 году она
управляла инвестиционным фондом KGL Investments (KGLI). Несколько лет назад фонд
получил подряд на проект создания в Кувейте транспортного хаба. Контракт был
отработан, а стратегию стали использовать при строительстве объектов будущего
хаба. Стали возводиться порты и логистические центры. Но в 2017 году генпрокуратура
Кувейта вдруг обвинила Лазареву в нарушении условий контракта и хищении выделенных
под него средств. Главным и единственным свидетелем прокуратуры стал бывший аудитор
KGLI Аль-Алайан.

Адвокаты Лазаревой неоднократно жаловались, что Аль-Алайан является лицом
заинтересованным и вполне может подтасовать факты и подделать документы. Суд
это обстоятельство не учел и не инициировал экспертизу данных аудитора. В суде,
который состоялся в мае 2018 года, свидетелей стороны защиты слушать не стали, а
документы, доказывающие невиновность Лазаревой, к делу не приобщили. Кроме того,
адвокатам отказали в переводе материалов дела на русский или хотя бы английский
язык.

После приговора на решение была подана апелляция, но процесс обжалования
растягивается уже не на месяцы, а на годы.

Немногим позже после возбуждения первого уголовного дела Лазареву обвинили в еще
одном преступлении. Генпрокурор, ссылаясь на показания того же единственного
свидетеля, заявил о растрате средств управляемого Лазаревой фонда The Port Fund
(TPF). Фонд собрал под реализацию проектов вне Кувейта около $500 млн. В TPF
вложились американские и европейские компании, а также Пенсионный фонд Кувейта.

Последнее обстоятельство стало формальным поводом для возбуждения дела. Согласно
кувейтским законам, госсредства страны, которые оказались не на ее территории,
можно считать похищенными. Проблемой стал тот факт, что TPF держал деньги на
счетах в дубайском банке Noor. По требованию генпрокуратуры Кувейта счета
заморозили. С 2017 года до февраля 2019-го никто из инвесторов не мог вернуть
свои деньги. Американские компании таким положением возмутились, и к февралю
смогли продавить решение о разблокировке счетов. Все инвесторы, включая
кувейтских, вернули деньги и дивиденды. Прибыль компаний составила около
200%.

Таким образом, обвинение прокуратуры в растрате оказалось несостоятельным, а
показания единственного свидетеля – скомпрометированными. Защита теперь требует
закрыть второе дело и пересмотреть первое. Но вопреки здравому смыслу эпизод с
TPF, шитый белыми нитками, продолжают расследовать.

К спасению Лазаревой пора подключать дипломатические рычаги, уверена сторона
защиты. Кувейтская Фемида ведет себя странно, игнорируя все доводы адвокатов
и пренебрегая очевидными фактами, свидетельствующими о невиновности россиянки.

Поэтому адвокаты возлагают особые надежды на Сергея Лаврова, который во главе
делегации посетит Кувейт 6 марта. Будем надеяться, что у министра найдется
возможность обсудить скандальное дело Лазаревой со своими кувейтскими коллегами.

Источник материала: https://www.kommersant.ru/doc/3896360

Честное СМИ
Спасение из Кувейтского плена: дождется ли Лазарева освобождения?
В ДТП на трассе Иваново-Фурманов пострадали несколько человек